Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Опасные и прекрасные. “Опасные связи” в Гертнерплацтеатре

Если я начну рассказ о спектакле с того, что человек, который это всё придумал, был артиллерийским инженером и изобрёл весьма эффективный разрывной боеприпас, то вы, наверно, скажете мне, что я слишком часто хожу в Немецкий музей и малость перепутал темы.
Но что есть—то есть, и я ничего не перепутал, а наоборот порылся в словаре Брокгауза и Ефрона.

20150220-IMG_6392

Жил в эпоху Великой и кровавой французской революции Пьер Шодерло де Лакло. И был он выпускником знаменитого парижского Политеха, а тогда Королевской артиллерийской школы, бравым пушкарём. Как он совместил в одной жизни службу, совершенствование пушек, интриги и революционную деятельность—сказать трудно. Кроме новых бомб, им придумана и ставшая привычной для нас система нумерации домов. Он сидел в заключении, выдержал и стал командующим артиллерии рейнской армии у Наполеона.

Но мы ценим его не за это. И вообще, что бы мы о нём знали, если бы не роман в письмах. Литературное произведение, которое за сорок лет после первого издания выдержало десяток официальных публикаций и несчётное количество «пиратских». Этот роман оказал влияние на мировую литературу и не забыт до сих пор.

«Опасные связи» — история о падении нравов, о любви, сексе, предательстве и разочаровании. Роман, несмотря на то, что его не очень привечали в России, был замечен Пушкиным. Книжка, несомненно, оказала на «наше всё» влияние и через него на всех нас…. даже если мы ее (их) не читали. В том, как Татьяна Ларина пишет своё знаменитое письмо, есть что-то от главной героини Лакло — Сесиль. А циничные игры с влюблённой Татьяной Онегина напоминают…
Я, как обычно, упрощаю.
Первый русский перевод имел странное название «Вредные знакомства или письма, собранные одним обществом для предостережения других» и не оставил по себе не критики, не откликов. Но ведь тогда в России образованные люди без труда читали по-французски. Все и прочитали. Только обсуждать стеснялись.
«Желая нарисовать своих героев людьми необычными, автор не устоял от искушения их приукрасить, отчего нарисованная им картина может служить не столько наставлением, сколько опаснейшим соблазном», — пишет французский критик о первом издании романа. И де Лакло — наш бравый артиллерист — действительно создаёт яркое и с острым привкусом произведение. Проходит два века. Границы дозволенного сильно размываются, зона запретного сжимается, и многословное повествование, казавшееся новаторским ещё при Пушкине, нам кажется уже скучным и банальным.
Перед режиссёром Гэртнерплац театра стоит задача: как превратить роман в письмах в современное динамичное действо. И находится несложный приём, который позволяет зрителю стать сопричастным к действию, превратиться из потребителя в творца. Это огромное зеркало, которое висит над сценой и отражает в зал всё то, что происходит в глубине. А это значит, что действо обретает кинематографичность и многомерность. Одновременно герои на сцене пишут письма, занимаются любовью, читают письма, изменяют, ругаются, лицемерят… А зритель сам «монтирует» из этих кусков происходящего, которые он видит то в зеркале, то напрямую, свой оригинальный и неповторимый фильм.
А нравоучительная основа почти, даже совсем не просматривается, хотя соблазны так горячи и ярки…
Вот и всё. Осталось назвать тех, кто вложил свой труд и талант в это яркое действо.
Музыкальный руководитель: Андреас Ковалевич, режиссёр Йозеф Кёпплингер, хореография: Адам Купер, сценография: Райнер Зинелл, костюмы Альфред Маерхофер, свет: М. Хайдингер
Текст и фото: А. Иванов