Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Мышьяк, триллер, рококо

После событий последних дней, от которых пахло не то 1933, не то 1939 и  очень часто 1968 годами, попасть на премьеру в один из самых красивых театров мира (Кювильетеатр в Мюнхене) – все равно, что увидеть прекрасный сон о садах Эдема с  райскими птичками и танцующими ангелами.

Зимний премьерный опыт театра показывал нам, правда, тусклую и неяркую картину – на чужих площадках труппа  как-то сникла, уснула, спектакли отыгрывались профессионально, но безфантазийно.

О чем же может быть спектакль, в названии которого встречаются слова мышьяк, триллер, рококо?

Отдельно все слова понятны. А вот их сочетание? В общем, пойдем посмотрим постановку.

Здесь, на этом месте, мне хочется запросить у владельца газеты «Германия плюс» всю газетную площадь, чтобы рассказать, описать, представить читателям этот великолепный, этот воздушный, озорной, легкий и просто потрясающий спектакль.

Мышьяк, триллер, рококо Фрагмент №1 from germaniaplus on Vimeo.

 

У постановки даже есть какое-то действие. Во времена Макса Иосифа Мюнхенского в доме местного барона совсем в традициях  французских «апартмо» собралось галантное общество. Молодые люди танцуют, любезничают, играют в карты и флирт цветов. Пока… Пока одна милая дама – к тому же баронесса –  не падает в обморок. В обморок? – Всплескивает ручками приятное общество. Оказывается, совсем даже не в обморок. Оказывается, дамочка просто примитивно умерла. Вернее, ей помогли умереть. Помог порошок, хранившийся на кухне у хозяина. Мышьяк.

Приходит пастор. Он только что закончил духовную семинарию и еще не совсем в курсе, что надо предпринимать в данном случае. Какие молитвы произносить? Какие танцы танцевать?

К слову, танцы. Этот спектакль – разговорный балет. Жанр мне плохо знакомый, но очень интересный. «Ефим Копелян» за кадром рассказывает, а танцовщики на сцене показывают, что происходит в доме Облон…, сорри, баронском. Чего только сюда не приплели – и Белградский договор 1739 года (это когда Россия  потеряла многие территориальные завоевания и выход к Чёрному морю!), и турецких гастарбайтеров в Мюнхене («одетые в наготу» (дословный перевод текста) невероятной красоты и сложения мальчики, какие в жизни почти не встречаются), и «случайные» перекрестки эротического содержания рабов-гастарбайтеров с гостями баронской вечеринки (по части эротических сцен Гертнерплац театр был всегда на высоте).

Периодически кого-то травят мышьяком. Дело кончается восстанием рабов-гастарбайтеров, которые крадут семейную чету баронов (правда, до этого баронесса уже как будто умерла, но для кражи ожила)  и переправляют их в дальнюю Турцию. Там проходят феерические восточные танцы живота. Уровень исполнения танцев такой, что вообще перестаешь понимать, как это возможно так владеть своим телом, так зазывно-призывно рассказать о том, что называется весенней гонкой. Чета баронская из плена сбегает, по дороге в районе Венгрии погибает. А дом остается в ведении трех человек – служанки, камердинера и пастора-недоучки.

На том все и кончается. Попытка шотландских гастарбайтеров захватить новые территории кончается провалом, потому что поднявшийся из праха «правящий» класс, конечно же,  не допустит иноземного вторжения. В конце концов, согласно новой теории передела территорий, аннексия возможна только в результате защиты.

Поняли вы или не поняли, о чем этот спектакль, вывод все равно один – его надо смотреть. Прекрасная музыка – попурри из самых знаменитых произведений Моцарта, Вивальди, Корелли, Бибера и Абу-халли. Великолепная хореография Йо Стромгена, приглашенного хореографа из Норвегии. Полный нюансов и двойных значений текст Давида Треффингера. И блистательная игра и танец артистов труппы Гертнерплацтеатра.

Если бы мне предложили завтра в духе времени подписать какую-нибудь петицию, то это была бы петиция за то, чтобы сделать Йо Стромгена ответственным за ближайшие постановки в моем любимом мюнхенском театре, театре, к которому сложилось личное отношение. Театре, который любишь. Театре, за который переживаешь.
В общем, мышьяк, рококо… один сплошной триллер.