Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Между поэзией и явью

В мюнхенской библиотеке Толстого прошла встреча с поэтом, драматургом, испанистом, переводчиком Павлом Грушко

 

Он любит литературу, где слышна музыка мыслей, поэтов и прозаиков, передающих эти мысли не строчками, а атмосферой произведения, воспоминания и фотографии, которые становятся стихами, американский Бостон, где он продолжает сегодня свое литературное дело, а еще он любит длинные слова: «коленопреклоненный», «времяпрепровождение»…

Павел Грушко в Толстовской библиотеке. Фото: Андрей Никитин-Перенский

Павел Грушко в Толстовской библиотеке. Фото: Андрей Никитин-Перенский

Большинство мюнхенцев, пришедших на встречу с Павлом Грушко в Толстовскую библиотеку, знают его как блестящего переводчика: на его языке заговорили испанцы Фредерико Гарсиа Лорка, и Хосе Химинес Лосано, чилиец Пабло Неруда, аргентинец Хулио Кортасар, кубинец Хосе Марти, перуанец Сесар Вальехо и другие не менее известные испаноязычные писатели и поэты. Участники встречи, обладающие «ленкомовским слухом», помнят, что Грушко—автор семи пьес-либретто, среди которых знаменитая «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», написанная им в содружестве с композитором Алексеем Рыбниковым по мотивам драматической кантаты Пабло Неруды. А ценители русской словесности знают и любят его как большого поэта, хотя творчество Павла Грушко нельзя причислить к разряду широко известных: оно требует от читателей серьезной умственной работы. Грушко сам признается, что стихи для него в первую очередь—музыка мысли и лишь во вторую—музыка слов, идет ли в них речь об его корнях, судьбе, любви или отторжении. Но отдавая приоритет языку мыслей, Павел Грушко виртуозно экспериментирует и с самой формой стиха, с разнообразием размеров, ритмов и рифм, что делает его поэзию настоящим искусством. Книгу, подводящую итог полувековому творчеству, он назвал «Между Я и Явью». Но местоимение «Я» в этом названии можно заменить существительным «Поэзия».
В одном из стихотворений Павла Грушко есть такие строки: «Что я знаю о мире, — думаю я иногда, что я знаю о людях, — думаю я иногда. И себя-то не знаю толком, — что я знаю тогда? О жизни только и знаю, что довелось очнуться. О смерти только и знаю, что с нею не разминуться. Вот бы однажды снова на эту орбиту вернуться…» Встречи на творческой орбите поэтов со своими читателями, которые проводит Толстовская библиотека, помогают им лучше узнать и понять друг друга…
Татьяна Стоянова