Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Меня не будет в кино, если наступит война… Спектакль «FSK16» на фестивале JULA в Мюнхене

Как-то примерно так говорит главный герой спектакля «FSK16» Стипе. Сюжет неожиданен. Зрительный зал кинотеатра «LEO» в Мюнхене как бы продолжается на сцене. Только если с одной стороны он полон, то с другой—почти пуст. Две девочки и один мальчик заполняют эту другую сцену в течение чуть более часа. 15-летние подростки пришли в кино.

Сцены из спектакля «FSK16» . Фото: А. Тертерян

Сцены из спектакля «FSK16» . Фото: А. Тертерян

И начинается драма, которую представить себе в этом возрасте трудно и почти невозможно. Произносятся страстные, испещренные литературными кружевами монологи о «шрамах», шрамах реальных и душевных, животных, которые никак не хотят жить в доме одной героини—они умирают, о любви и ненависти. С другой стороны, две девочки-подростки пришли в кинотеатр, договорившись в его хозяином, чтобы «подружиться» или, если получится, соблазнить мальчика Стипе, который кажется им немного смешным и «чокнутым», у которого не все дома и с головой не все в порядке.


Сначала не начинается кино. Девочки, сидящие в разных концах условного кинозала, громко чавкают поп-корном, хрустят чипсами, всячески пытаясь обратить внимание Стипе. И он не выдерживает, задает первый вопрос: «А кино сегодня будет?»

«Кино» сегодня будет.
Во время этого спектакля чувства иногда настолько обнажаются, что и зритель, конечно, хорошо забывший свои ощущения 15-летнего, тихонечко пускает слезу. Оказывается, в 15—это совсем не так, как в 16, и уж точно по-другому, чем в 18. И мелодрама почти превращается в драму, когда Стипе рассказывает о своих воспоминаниях из военного Косово—Сербии— Украины (?), как насиловали его сестру. И становится понятным, почему эта семья оказалась в Германии (действие происходит в современной ФРГ), почему он не может дружить со своими сверстниками, почему тени прошлого постоянно настигают его и почему прикосновение к девушке для него—прикосновение обугленными пальцами. И у девочек оказывается не все ладно. Одна из них—из смешанной турецко-немецкой семьи, где ее пытается воспитывать «затурканный немец», другая—из типичной бюргерской, но в которой все так скучно, что что-то должно произойти.
Результат, финал спектакля таков. Одна влюбляется в Стипе, плачет и рыдает, не понимая этого—при этом звучит патетическое, совсем вертеровско-юношеское: «Как красиво лицо после слез!» Другая бросает подругу и убегает, чтобы догнать ушедшего в одиночество Стипе: «Ты, принцесса! Ты не поняла, что это был принц? Оставайся в своей детской постельке!» А Стипе? Он пошел в свою взрослую жизнь после 16 в надежде на то, что «обугленные» пальцы все-таки оставят его.
Такой детско-взрослый спектакль по пьесе поставила режиссер Яна Лисовская, которая также сама перевела немецкий текст на русский.
На вопрос зрителей «Как воспринимают некоторые чисто немецкие темы в России?» (спектакль привез Российский молодежный академический театр) актеры ответили так: «Проблемы подростков, как нам кажется, интернациональны и не зависят от стран, границ и национальности».
Осталось назвать актеров, играв­ших роли 15-летних. Девятьяров Александр, Розовская Александра, Турова Мария.

Инна Савватеева