Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Дахауские зонтики

В концентрационном лагере Дахау также серо и промозгло, как в мае 1945-го (если судить по историческим снимкам). Капает дождь. Всё вымокло. Только тогда в кадрах – каски американских пехотинцев и мятые фуражки перепуганных эсэсовцев, которые в момент превратились из полубогов в “лагерную пыль”. А сейчас зонты, пусть всё больше чёрные (такова сегодняшняя мода), но и красные, и синие, и прочие ярких расцветок.  По ним барабанит дождь, с них скатываются капли на раскисшие дорожки музейного комплекса… Капли.  Перед вами человек как капля. Капля, в которой отразилось многое из того, вокруг чего вертится сегодняшнее мероприятие: война, память, боль, ненависть, Холокост… Много ли поместится в капле? В человеческой судьбе умещается всё и даже больше… больше, чем хотелось бы пережить и запомнить.

Max Mannheimer. Dachau 3.  Mai 2015. Foto: A. Ivanov

Max Mannheimer. Dachau 3. Mai 2015. Foto: A. Ivanov

Человек в кресле на колёсах. Он окружен толпой, он – центр внимания. И он не в первый раз здесь, на мокром гравии лагеря Дахау. В первый раз он был здесь в 1945. Тогда гравий скрипел не под шинами коляски, которую толкают заботливые руки, а под остатками башмаков заморенного мальчишки, которого гнали в безумный марш смерти, эвакуацию в никуда, одуревшие от того что рушится их незыблемый рейх, эсэсовцы. Полу-…, но ещё живого. Помнил ли он, как американцы переправляли его в госпиталь, как вытаскивали из вязкого тифозного бреда?

А до этого был лагерь в Варшаве.

До него – лагерь Освенцим, из которого никто не выходил, а он вышел, пусть и в другой лагерь…

А до этого страшное гетто Терезиенштадт…

А задолго до этого была счастливая жизнь в семье, в Чехии, в стране, которая вдруг превратилась в протекторат Рейха Богемию и Моравию. Помнил ли он  на грязных лагерных нарах о том, что у него было хорошее детство, и мама читала на ночь сказку? Сказка жизни оказалась страшной.
Этот человек — Макс Маннхаймер. Он пережил всё, он стал писателем и художником. Он – председатель лагерного сообщества переживших концентрационный лагерь Дахау…
Ему 95 лет. И знаете, что самое удивительное? Он улыбается…

3 мая 2015 года. 70 лет со дня освобождения концентрационного лагеря Дахау.