Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. Что такое Ханука?

Они говорили. Это их работа. Их – общественных и религиозных деятелей и политиков. Пока они говорят, нас облагают налогами с тем или иным усердием, учат надевать противогазы и шагать в нужную сторону. Слава Б-гу, что пока не в ногу.
Речи лились гладко. Шарлотта Кноблох обращала внимание на недальновидные шаги парламентов некоторых европейских государств в отношении некой общности людей, цензурное определение которой государство Израиль ещё не сформулировало.
Действующий бургомистр пояснил евреям смысл праздника Ханука и констатировал, что от евреев Мюнхен только выиграл, а отставной бургомистр заверил в солидарности и собрался положить своё усердие на алтарь борьбы с радикальным исламом.
Представительница протестантской общины привлекла науку, указав, что не даром мы силу света измеряем в свечах – не иначе как от евреев пошло.
Греческий священник снова напомнил собравшимся евреям о том, что и рождество и Ханука — это праздники отделения света от тьмы.
Католический фатер объяснил, что еврейская вера древнее христианства, и в доказательство этого тезиса разрыл прилюдно храм Единого в Помпеях.

А я стоял, давил на кнопку камеры и думал разные мелкие глупости, к делу отношения не имеющие…
Например, заказала ли Кноблох архитектору вместе с проектом новой синагоги и проект камня, типа того, что стоит сейчас за Домом художников.

И что политики и священники говорят перед мечетью в мусульманский новый год? Или когда поднаберутся пивка в компании друзей? Или о том, что они будут делать, когда, не дай Б-г говорить станет поздно.
А ещё я думал сколько из собравшихся евреев говорят по-русски. И сколько из них говорят слова, занесённые к ним в голову волнами первого телеканала ВГТРК.
И что они скажут тогда, когда телесигнал, не моргнув экраном, сменит фазу на противоположную. И что они сделают, если от поступков будет уже не увильнуть.

А потом я выключил камеру и пошел на рождественский базар, находящийся в паре сотне метров от того места, где кантор мелодичным голосом призывал мессию.
Но камеру уже не доставал и ничего не покупал.